Эпилог

Щербаков Михаил

Исполняет автор

Не выхожу на связь.
Чернил в обрез.
Бумага кончилась.
Конверт исчез.
Au revoir, весь мир!
Pardon при том!
Не выхожу в эфир.
Эфир — фантом.

Что нет его, что есть —
Молчит шкала.
Там метка номер шесть
Занемогла,
Зависла на стреле,
На острие,
И место той шкале —
Во вторсырье.

Погода — вон из рук.
(С нее и спрос.)
Разливы рек вокруг,
Разрывы гроз…
Когда и выправлю
Изъян шкалы,
Кому я выпалю
Свое «курлы»?..

Померк, не светится
Мой циферблат.
И стрелки вертятся
На нем не в лад,
За умирание
Вращения
Прося заранее
Прощения.

В разбег пускаются,
Зачем — невесть,
Но натыкаются
На номер шесть,
Как в темной комнате
На шифоньер.
Ах, стрелки, полноте,
Не до манер!

Цепляйтесь, острые,
За номера.
Ведь мы на острове,
Мы у костра,
Гудит в костре зола, —
И что с того,
Что нас отрезало
Ото всего?

Зато обзор какой,
Какой простор!
Размах почти морской,
Разгул, напор…
Волна вполне пьяна,
Безумен шквал —
Картина Репина
«Девятый вал»!

Однако на душе
Ничуть не мрак.
Когда-то надо же
Пожить и так —
Без роду-племени,
Вне кровных пут,
Ни — сколько времени,
Ни — как зовут…

Кому и шквал — подвох,
А я учен;
Я не был взят врасплох;
Я всё учел,
В любую мелочь вник.
А кто не вник —
Так это стрелочник
И часовщик.

Назад, спасатели!
Не нужен трап.
Лекарство кстати ли,
О, Эскулап?
Когда ж ты выучишь
Закон стальной? —
Того не вылечишь,
Кто не больной.

Ему — что comme il faut ,
Что faut il comme ,
Хоть молоком его,
Хоть молотком, —
Он возмещается,
Он не стесним;
Земля вращается
Не вместе с ним.

И пусть раскручивал
Ее не он,
На всякий случай вам
Он шлет поклон,
За умирание
Вращения
Прося заранее
Прощения.

1999