Песня ни о чём и о Москве

Щербаков Михаил

Я родился очень громко, выражаясь фигурально,
приняла меня роддомка не вполне оригинально,
и всё было бы чудесно - с любопытством подкачали,
было всем неинтересно о моем узнать начале.
А в Москве кричали песни и Гагарина встречали.

Пели вывески на стенах, пели строчки в телеграмме,
и шагал я постепенно неокрепшими ногами,
в неизведанные дали ковылял грядущий лидер,
мимо ангелы сновали, ореола не увидев.
А в Москве на фестивале дали приз Лоллобриджиде.

Ликовал сердечный улей - от меня дождались стона,
только крылышки мелькнули городского купидона.
Ах, любовные проблемы, незаполненные бланки, -
и решались теоремы по гаданию цыганки.
А в Москве на эту тему пел Высоцкий на Таганке.

Прописали мне лекарство, чтоб от стрессов не чихалось,
и, как радужное царство, мне студенчество являлось,
и разыгрывались войны межхарактерного склада,
и дышали мысли знойно из раздумчивого ада.
А в Москве себе спокойно началась олимпиада.

Мне пророчили и врали, восторгались мной открыто,
меж собой лишь называли жизнерадостным рахитом.
Были хуже, чем напасти, безобидные наветы,
на зубах скрипели страсти, как фальшивые монеты.
А в Москве осталось счастье, а в Москве осталось лето.

Я простился с суматохой, расписался за былое,
и поплакала эпоха за мое житьё гнилое.
То ли в трансе, то ли в гневе стали траурными жесты,
жухли листики на древе, и готовились оркестры -
а в Москве на Новодевичьем подыскивали место.

И сказал я всем спасибо за прощальные приветы,
и тепло моих улыбок сохранилось на портретах,
я глядел со стен любезно в наше солнечное завтра,
и писал довольно пресно обо мне какой-то автор...
А в Москве орали песни и встречали космонавтов.